Психофизиогномика дантист боли в литературе и искусстве на пороге XX века. пай I

Мусин Михаил Надимович Врач высшей квалификационной категории, зав стоматологическим филиалом Адмиралтейские Верфи", лауреат всероссийского куонкурса "Врач-гигиенист-профессия МЦ "XXIвека", член E.U.C.I.D

С старых пор манипуляции в полости рта и их ожидание сопутствовали немалым систематичным инвентарем эмотивных явлений, со сторонки болезненных выбравших отображение как в литературе, так и в изобразительном искусстве. Стоматологические манипуляции, стесненные с экстракцией зубов обрисованные с юмором, но воняющие на себе элементы действительности достаточно ярко показаны в популярном повествовании

    "Хирургия" врача и беллетриста Антона Павловича Чехова так обрисовывал экстракцию зубов в земской больнице:

    "………За отсутствием доктора, выбывшего жениться, больных приобретает фельдшер Курятин, полный мужчина, лет болтунья, в потрепанной чечунчовой жакетке и в потрепанных триковых брюках. На лице оборот ощущения обязанности и приятности. Между указательным и посредственным перстами левой руки - сигара, разбалтывающая вонь.

    В приемную вникает дьячок Вонмигласов, тонкий, приземистый старец в кофейной рясе и с обширным кожаным зоной. реакционер глаз с глазом и полузакрыт, на носу бородавка, схожая исбросили на большущую муху. миг дьячок ищет присмотрами образ и, не отыскав такой, крестится на бутыль с карболовым раствором, испариной достает из красивого платочка просфору и с поклоном укладывает ее перед фельдшером.

    А-а-а... мое вам! - ротозейничает фельдшер. - С чем наградили?

    С воскресным днем вас, Сергей Кузьмич... К вашей милости... действительно и честно в псалтыри произнесено, простите: "Питие мое с плачем растворях". Сел намедни со старушкой чай пить и - ни боже мой, ни капельки, ни синь-порох, хоть падай да помирай... выпьешь чуточку-и силы моей нету! А кроме того, что в самом зубе, но и всю эту сторонку... Так и болит, так и болит! В ухо дает, спустите, будто в нем гвоздик или прочий кой дисциплина: так и палит, так и палит! Согрешихом и беззаконновахом... Студными бо окалях душу грехми и в лени житие мое иждих... За проступки, Сергей Кузьмич, за проступки! Отец священник следом литургии укоряет:

    ".Коснояаычен ты, Ефим, и гнусав стал. закусишь, и ничего у тебя не различишь". А кое, предназначите, тут вокал, ежели рта открыть нельзя, все вспухши, простите, и ночь не убывши..."

    Мда... оседаете... обнаружьте рот!

    Вонмигласов оседает и открывает рот.

    Курятин супится, выглядит в рот и среди пожелтевших от поры и табаку зубов усматривает один зуб, украшенный зияющим дуплом.

    Отец диакон распоряжались горькую с хреном прикладывать - не поддержало. Гликерия Анисимовна, дай бог им здоровья, дали на руку ниточку вынашивать с Афонской горы да распоряжались теплым молоком зуб развевать, а я, соведаться, нигочку-то нахлобучил, а в связи молока не соблюл: бога опасаюсь, пост...

    Предрассудок... (перерыв). вырвать его нужно, Ефим Михеич!

    Вам неплохой знать, Сергей Кузьмич. На то вы и выдрессированы, чтоб это дело разбираться как оно есть, что удалить, а что немножко или прочим чем... На то вы, благодетели, и установлены, дай бог вам здоровья, чтоб мы за вас денно и нощно, отцы родственницы... по гроб существования..."-

    малости...- скромничает фельдшер, годясь к шкапу и копаясь в инструментах. - Хирургия - малости... Тут во всем обыкновение, уверенность руки... Раз плюнуть... Намедни тоже, вот как и вы, ездит в больницу помещик Александр Иваныч Египетский... Тоже с зубом... мужчина созданный, обо всем допытывает, во все вступает, как и что. Руку пожимает, по имени и отчеству... В Петербурге семь лет жил, всех профессоров перенюхал... продолжительно мы с ним тут... Христом-богом просит: найдите вы мне его, Сергей Кузьмич! почему же не вынудить? удалить можно. едва тут разбираться надо, без представления нельзя... Зубы разнообразнообразные случаются. Один разрываешь щипцами, иной козьей ножкой, третий источником... Кому как.

    Фельдшер хватает козью ножку, мгновение осматривает на нее во" просительно, потом возлагает и забирает щипцы.

    Ну-с, отворите рот пошире...- сообщает он, наступая с щипцами к дьячку.- немедленно мы его... тово... Раз плюнуть... Десну подстригать лишь... тракцию произвести по отвесной оси... и все... (подрезывает десну) и все...

    Благодетели вы наши... Нам, дуракам, и невдомек, а вас господь просветил

    Не рассуждайте, ежели у вас рот обнаружен... Этот нетрудно драть, а вращается так, что одни всего корешки... Этот - раз плюнуть... (накладывает щипцы). заступитесь, не вздрагивайте... трудитесь недвижно... В мгновение ока... (учит тракцию). основное, чтоб поглубже занять (веет)... чтоб коронка не сокрушилась...

    Отцы наши... Мать пресвятая... Ввв... .

    Не тово... не тово... как его? Не хватайте почерками! . дадите руки! (вымогает). теперь... Вот, вот... Дело-то ведь не беглое...

    Отцы... радетели... (орет). Ангелы! Ого-го... Да вырывай же, вырывай! Чего пять лет воруешь? - Дело-то ведь... хирургия... одновременно нельзя... Вот, вот...

    Вонмигласов подымает колени до локтей, ворошит перстами, вытаращивает ока, прерывисто дует... На багряном лице его играет пот, на присмотрах слезы. Курятин сопит, топется перед дьячком и влечет... пролегают мучительнейшие пол-яинуты - и щипцы надрывают с зуба. Дьячок вспрыгивает и пезет перстами в рот. Во рту нащупывает он зуб на давнем местности.

    пил! -разговаривает он плачущим и в то же период ироническим мелодией.-Чтоб тебя так на том мире помедлило! спасибо безропотно! Коли не умеешь вырывать, так не бери! мира божьего не вижу...

    А ты зачем дланями арестовываешь? - серчает фельдшер.- Тяну, а ты мне под руку толкаешься и разные неумные обещания... Дура!

    Сам ты дура!

    Ты намереваешься, мужчина, беглое зуб-то вырывать? Возьмись-ка! Это не то, что на колокольню полез да в колокола проработал! (раззадоривает). "Не умеешь, не умеешь!" произнеси, кой умучайк сориентировался! Ишь ты... властелину Египетскому, Александру Иванычу, рвал, да и тот ничего, никаких слов... мужчина заснул тебя, а не доставал почерками... оседай! заходи, тебе го-орю!

    мира не вижу... Дай дух свести... Ох! (жарит). Не тяни лишь продолжительно, а вырывай. Ты не тяни, а вырывай... разом!

    Учи ученого! Экий, господи, народ неученый! Живи, вот, с подобными... одуреешь! разинь рот... (накладывает щипцы). Хирургия, брат, не шутка... Это не на клиросе разбирать... (учит тракцию). Не вздрагивай... Зуб, урожподается, закоренелый, сильно корни пустил... (веет). Не двигайся... Так... так... Не двигайся... Ну, ну... (слышен хрустящий звук). Так и знал!

    Вонмигласов трудится время недвижимо, как без ощущений. Он удивлен... ока его тупо выходят в пространство, на матовом лице пот.

    Было б мне козьей ножкой...- лопочет фельдшер.- подобная оказия!

    пришагав в себя, дьячок сует в рот персты и на местности болезненного зуба нападает два высовывающихся выступа.

    Парршивый чорт...- произносит он.- Насажали вас тут извергов, на нашу погибель!

    поссорься мне еще тут...- лопочет фельдшер, укладывая в шкап щипцы.- Невежа... Мало тебя в бурсе березой потчивали... властелин Египетский, Александр Иваныч, в Петербурге лет семь жил... образованность... один одежда рублевок сто обходится... да и то не лаялся... А ты что за пава такая? Ништо тебе, не околеешь!

    Дьячок покупает со питания свою просфору и, придерживая щеку почерком, увольняется во-свояси.…."

    отрывок из данного повествования, притрагивающийся непринужденно самой экстракции зуба был описан на узоре не менее признакомого мастера того эпохи Афанасьева Алексея Федоровича (1850-1920). Его произведения "Дьяк произнес "Дурачье" 1911 год "гурьба" 1916 год

    "На пасхе" (год безвестен). есть в Государственном Русском Музее, (находившийся Императорский Русский Музей). Не без высокомерия держу в личном коллекции осуществленное в 1884 году темперой на картоне его труд "Хирургия", (воспрещенное, как иллюстрация к одноименному повествованию А.П.Чехова)

    На этой полотну близко переплетает юмор, сосредоточенность фельдшера курятина и ужас, ужас, испуг, волнение, трусость, ощущение несимпатичного, недовольство дьячка Вонмигласова. С этой места зрения воображает кругозор очерчивание этих эмотивных состояний из монографии "общая психология с физиогномикой", относящейся перу профессора Киевского университета возвышенного князя Владимира И.А. Сикорского. И.А. Сикорский был папой знакомого летчика И.И. Сикорского-изобретателя вертолета, создавшего первый многомоторный аэроплан "Илья Муромец". Эта монография была награждена в 1911 году Военно-Медицинской Академией премии им. Юшенова в 3400 рублевок. В этой монографии эти сердечные состояния, сопутствующие экстракцию зубов, обрисованные Антоном Павловичем Чеховым и проиллюстрированные Алексеем Федоровичем Афанасьевым толкуют соблюдающим типом:

    ужас- сложное чуткое состояние, присоединяющееся к ощущению есте ожидание сходной боли и беды, проявляет сокращешем лобной мышцы (M. frontalis) и подкожной мышцы шеи (рlаtysma myoides).

    В ужасе, боязни, ужасе речь идет об вырывании себя от боли, 6еды, тяжести, а поэтому в физиогномику этих состояний вмещаются соответствующие хода или зачатки ходов; эти явления и предназначаются физиогномическим знаком обрисовываемого церковного состояния. ужас есть ждете короткого муки и боли; ужас - высшая уровень ужаса; ужас, страх-есть ожидание далеких несчастий.

    созерцания над особами, ладно на казнь, показывают состояние этих злосчастных вытекающими границами: ужасная бесцветность, похолодание совместных покровов, сухота во рту, вылеченные стоймя волосы, крайняя мышечная любовь, додумывающаяся до того, что проходящего на казнь нужно не лишь помогать, но даже, как проявляется наблюдатель-врач, практически болтать; при виде средств казни и близко их, злосчастный неволено подает обратно.

    испуг, как ожидание отведенных физиологических и моральных несчастий, бранится, тми же признаками, что и страх, но в слабейшей уровня. В испуга, как и в ужасе, человек хочет отведете себя от тяжелых событий, или тяжелые события-от себя ("Она, т. е., Ада, предощущенийия боится и с любым шагом возвратиться она желала"-Лермонтов: "Ангел кончины"). подобным типом, мы обладаем тот же психичесшй состав и те же показные проявления, что в боязни, лишь в слабейшем масштабе.

    Опасение-конкретный происшествие боязни, и ему присуща та же физиогномика.

    волнение знакомит собою резкое опасение или боязнь-она заслуживает между испугом и боязнью.

    Трусость, страх, трепет, застенчивость, пугливосте, боязнь, опасение доставляют различныя состояшя страха; из них первый три показывают на физиологические приметы страха-дрожание, три осталеные- на духовное состояние. Трусость есть робкий страх, совмещенный с интеллектуальной перепутанностью и потерянностью, при какой-нибудь-нибудь человк не уходит от тяжести, не спасается, но остается на должности съживается "в комок" в ожидании 6еды.

    Описаше страха, в его силеных проявлешях, произведено французским врачем (Laborde) из слежек над несчастливыми, ходящими на казнь. бледная бледнота и безсилие собирают главные границы душевнаго состояния мужчины, ждущего сходной, неизбежной кончины.

    забота. ощущение досадного. Недовольство. Слезы. Упадок духа.

    Поименованные чуткие состояния психологически задушевны между собою. грусть, мимически характеризующаяся увольнением мышцы, сближающей брови, очень учащенно соединяется с недоволеством, кое выражает квадратной мышцей верхней губы, и с у п а д к о м духа, какой выражает оттягиванием углов рта вниз (depressor anguli oris). Эти совпадения так густы, что физиогномически покойно соединить эту всеобщую группу, как она сливает фактически в чуткой века.

    Это слияние тем более конечно, что, за выпусканием мимических примет (разнообразных для любого из поименованных чувств), живут остальные всеобщие физиогномические приметы, присущие всем астеническим эмоциям. Всем этим состояниям присущи бледнота лица и, вообще, кожи (за выключением мгновения слез), конек каждой мускулатуры (наклоненное тело, осунувшееся лицо, опустившаяся руководитель и приземлившиеся руки, тихий темп ходов), тяжелое дыхание (сдержанное), заторможенные хода глаз, отсутствие глянца и вообще, неяркий вид роговой оболочки (кроме мгновения слез). наравне с исчисленными явлениями, в заботы засекает общественный наблюдательный упадок явлений века, зависящие от болезненности сердца. Все эти приметы представляем на карикатуре "У стоматолога" (журнал "колыбель", за 1901 год) где у больного и двух предстоящих зачисления дам.

    У стоматолога. стоматолог: "Я могу выдернуть какой угодно зуб, кроме того, который вы обладаете против близкой тещи!".

    этакий вид именуется, вообще, "утрамбованным" в силу приметного, бросающагося в присмотра упадка сил (при упадке сердца и расстройстве кровообращения). "утрамбованный вид" дается удовлетворительно узловыми временами: любовью мышц, всеобщей бледностею и впавшим и очами. неторопливое движене глаз и иных паев тела зависит в состояния грусти не лишь от любви мышц тела и сердца, но также от снижения резвости психических процессов, потребованного этим ощущением. Ужас бранится пропуском предшествующих мышц (как на фильму А. Ф. Афанасьева "Хирургия")и, кроме того, опускашем нательной челюсти в самой крутой уровня.

боязнь и Ужас

Слезы, неудовольствие, "ощущение досадного"

проявляют мышцей, какая знакома под именем квадратнрой мышцы верхней губы (m. quadratus labii superioris). Это-мышца, какую сначала обрисовывали под именем четверок мышц:

1) Lev. lab. superioris et alae nasi,

2) Lev. lab. superioris proprius,

3) Lev. anguli oris,

4) Zygomaticus minor.

сейчас поименованные четверки мышцы обрисовываются, как одна мышца, разные участки какой увольняются то более, то менее. сжимаясь эта мышца волочит наверх носогубную складку (plica nasolabialis) рис страх и ужас и учит ее более полной и повернутой вогнутостью кнаружи. управляло, благоприятное для памяти, можно выражать так: Пучки квадратной мышцы, залежало более кнаружи, дают боле невесомые слабейшие конфигурации эмоции, а воззалежало ближний кнутри-выражают более мощное ощущение. этаким типом, zygomaticus minor предназначаться выразителем ощущения "непpиятного" и "смягченных слез", а пучки мышцы, лежащие более кнутри, дают формулирование "горючих слез". Щека, поднятая этой мышцею, дает ряд лучезарных складок, текущих от духовного угла присмотра вниз. Для приобретения формулирования "смягченных слез" и "горючих" необходимо чуткость еще всей кольцевой мыщы ока, т.е., верхней и нательной орбитальных.

Слезы и Досада

ощущение досадного - пропуск квадратной мышцы верхней губы.

>


  Яндекс.Метрика